Вывоз мусора Мусорный кризис Мусорные протесты
Вывоз мусора
Мусорный кризис
Мусорные протесты
Наши координаты

Проблему мусорного кризиса в России не удается решить

1. Протесты против российской системы управления отходами усилились за последний год. Снежным воскресным утром около 100 человек собрались возле Москвы перед мемориалом революциям 1905 и 1917 годов. Революции, свергнувшие последнего российского царя и основавшие Советский Союз, были отмечены металлическим красным флагом, на котором было выгравировано слово «свобода».

Собрание 9 декабря было организовано Дмитрием Шуваловым, московским депутатом, который проголосовал с Коммунистической партией на прошлогодних выборах. Но если его выбранное место предназначалось для того, чтобы вдохновить революцию, оно не было таким, которое привело к власти большевиков.

Шувалов, представляющий Некрасовский район на юго-восточной окраине города, приехал с местными жителями, активистами и коллегами-политиками, чтобы выразить протест против плана мэрии по обращению с отходами столицы - почти одна пятая от общего объема производства страны.

Этот вопрос особенно резонирует с жителями Некрасовки, потому что в районе находится один из четырех новых так называемых «экокластеров» - или упаковочных объектов, - где большая часть мусора в столице будет сжата в тюки. Затем тюки будут отправлены в так называемые «экотехнопарки» - или хранилища - по всей России. Чиновники еще не объявили, когда новая система начнет функционировать, но подготовка идет вперед.

2. На митинге под Москвой протестующие держали в руках таблички с надписью: «Россия - не свалка». Для протестующих план мэрии был не решением, а переносом бремени на других.

«Мы хотим, чтобы бюджет Москвы тратился на сортировку и переработку, как и в остальной Европе», - пояснил Шувалов. «Мы не хотим загрязнять остальную часть России».

Призывы частных лиц к устойчивому управлению отходами стали громче за последний год. Так же как и их гнев. Частично жители подозревают, что официальные планы по управлению отходами маскируются под устойчивые, но при этом эффективно скрывают проблемы от глаз. Но они также чувствуют, что их требования были глухими.

Воскресные протесты последовали за массовыми демонстрациями в северном районе Архангельска неделей ранее. Тамошние чиновники объявили, что 500 000 тонн московских отходов в конечном итоге будут отправлены в регион, что привело к тому, что на улицы вышли 30 000 человек, заявили организаторы протеста.

На следующий день после демонстраций 2 декабря в Архангельске губернатор области Игорь Орлов заявил, что протестующие не представляют всего населения и что регион будет продолжать делать все возможное, чтобы помочь Москве. Во вторник Орлов отклонил запрос организаторов протеста на проведение референдума.

«Главная проблема в том, что власти никогда не спрашивают нас, чего мы хотим», - говорит Дмитрий Секушин, один из организаторов протеста в Архангельске. «Они относятся к нам как к домашнему скоту».

3. Перенос проблемы в другое место. Решение выслать мусор из Москвы было принято, когда в начале этого года страна погрузилась в острый мусорный кризис.

Этой весной тысячи людей вышли из Подмосковья в знак протеста против продолжающегося использования свалок советских времен. Протесты достигли своего пика в марте, когда врачи связали госпитализацию почти 60 детей в городе под Москвой с ядовитыми газами, исходящими из близлежащей свалки.

В июне федеральные чиновники заявили, что свалки в 10 регионах страны сталкиваются с «катастрофическими» переполнениями. Они также сказали, что напряженные свалки ставят под угрозу здоровье 17 миллионов россиян.

Чтобы подавить растущий гнев, власти перешли к закрытию скандальных свалок в Подмосковье. Но им все еще нужно было перенаправить 6,6 миллиона тонн отходов, которые столица сбрасывала в окружающий регион.

В течение лета и осени в городах и районах вокруг Москвы возникли протесты, и даже в Архангельске активисты раскрыли, как они думали, официальные планы по строительству новых свалок, а не нашли устойчивое решение кризиса отходов.

Но в середине октября архангельские чиновники объявили, что активисты считали, что новая свалка рядом с железнодорожной станцией Шиес в глубине леса на самом деле является экотехнопарком, в котором будут храниться отходы Москвы.

В прошлом месяце в новостном сообщении Meduza сообщалось, что чиновники также определили еще один объект в Архангельске, а также в Калуге, Костроме и Ярославле для строительства дополнительных экотехнопарков.

Официальные лица заявили, что хранилище Shies сможет принимать 500 000 тонн мусора в год и хранить его в течение 20 лет. Ни чиновники, ни видеореклама проекта Shies не объяснили, что в итоге будет сделано с мусором.

Отсутствие конкретики привело к тому, что и без того скептически настроенная общественность поверила, что власти продают только захороненную в захолустном виде свалку. Их паранойя только усилилась, когда чиновники оставили их в неведении.

«Никто не доверяет нашим властям - и на то есть веские основания», - говорит Владимир Кузнецов, директор московского Центра экологических инициатив. «В течение многих лет они использовали эти ужасные методы управления отходами. Почему люди должны верить, что теперь они внезапно изменятся?

4. Перепрофилирование европейских технологий. Бо Anjsber продал свою первую машину для пакетирования отходов в России два десятилетия назад. Затем он продал еще два в 2003 году. Но в течение следующих 15 лет у шведа были проблемы с привлечением дальнейшего интереса.

В стране, где свалка несортированного мусора на свалку уже давно стала нормой, технология Anjsber для эффективной транспортировки мусора на перерабатывающие заводы считалась излишней, говорит его директор по продажам в России и бывшем Советском Союзе.

Но затем, на майской выставке в Мюнхене, Anjsber говорят, что россияне неожиданно проявили «большой интерес» к продукту: машине, которая уплотняет мусор и упаковывает его в полиэтиленовые мешки, снижая транспортные расходы.

Шведская компания Anjsber, Flexus Balasystem, с тех пор поставила три машины в Россию. Четвертый должен быть доставлен к концу этого месяца.

В то время как рекламный ролик для экотехнологического парка Shies подчеркивает, что технология используется европейскими странами, Анжсбер говорит, что его клиенты обычно используют систему для «транспортировки и кратковременного хранения перед переработкой отходов или использованием ее для производства энергии».

Но он также говорит, что, хотя он и не дает указаний клиентам о том, как использовать его технологию, он считает, что его тюки могут безопасно хранить отходы в течение «очень долгого времени».

В телефонном интервью Владимир Бурматов, председатель Комитета по экологии Государственной Думы, заявил, что федеральные чиновники поддерживают решение Москвы по транспортировке отходов в другие регионы, назвав это «необходимым». Он также сказал, что Санкт-Петербург и город Севастополь на крымском полуострове работают над аналогичными мерами.

Тем не менее, Бурматов, депутат от правящей партии «Единая Россия», сказал, что, в конечном счете, «главной возможностью для Москвы» в плане обращения с отходами является «переработка мусора и утилизация отходов».

Действительно, в более долгосрочной перспективе президент Владимир Путин пообещал построить 220 заводов по переработке отходов по всей стране к 2024 году. Его план предусматривает, что 60 процентов твердых бытовых отходов в России попадут на эти заводы.

Однако это очень сложная задача: по данным Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды, 90 процентов в настоящее время попадают на свалки.

5. Замедленная революция. План также вызывает сомнения у критиков российских систем управления отходами.

Алексей Киселев, директор токсикологической кампании Гринпис в России, говорит, что в России уже есть чертежи для эффективного управления отходами. Чего не хватает стране, так это инициативы по ее осуществлению.

Он указывает на законодательство, которое Путин подписал закон от 21 декабря 2014 года, в котором первоочередное внимание уделяется максимальному использованию материалов, сокращению переработки отходов - опасных и неопасных - отходов и утилизации.

«Это был первый раз, когда Россия указала, что переработка и контроль отходов имеют наивысший приоритет», - говорит Киселев. «Это была мусорная революция». Но идеи, изложенные в законодательстве, не были реализованы, говорит он, и региональные чиновники продолжают вести дела как обычно.

Кузнецов из Центра экологических инициатив объясняет, что чиновники придерживаются статус-кво, потому что у них есть стимул собирать как можно больше несортированного мусора.

«В большинстве регионов есть стандартная цифра для ежегодного производства отходов каждого человека и бюджет, выделенный на его решение», - говорит он. «Если стандартное производство на человека снижается, то власти будут зарабатывать меньше денег. Если отходы сортируются и некоторые из них не попадают на свалку, они также будут зарабатывать меньше денег».

«Эти чиновники, их дети живут в Европе, и они регулярно отдыхают там», - добавляет он с разочарованием. «Они четко знают, как выглядит хорошо реализованная система переработки отходов и каковы ее преимущества».

Первый необходимый шаг, скажем, и Киселев, и Кузнецов, - это сортировать отходы в разные дома. Они также рекомендуют устанавливать устройства для сбора мусора в кухонных раковинах для пищевых отходов, которые, по их оценкам, составляют около 30 процентов всех отходов, производимых в Москве.

«Москва может стать как Сан-Франциско всего за три-пять лет», - говорит Киселев.
получение метаданных 0.0011 сек.